16+

судебное решение по иску "о взыскании двукратной стоимости утраченной вещи, компенсации морального вреда......"

Решение от 13 февраля 2018 г. по делу № 2-106/18

Петропавловск-Камчатский городской суд (Камчатский край) 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Петропавловск-Камчатский 13 февраля 2018 года
Петропавловск-Камчатский городской суд Камчатского края в составе:
председательствующего судьи: Липковой Г.А.,
при секретаре: ХХХ,

С участием: представителей истца ХХХ, представителя ответчика ХХХ.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ХХХ к индивидуальному предпринимателю Коваленко В.И. о защите прав потребителей

УСТАНОВИЛ:

Истец ХХХ предъявила в суде иск к ответчику индивидуальному предпринимателю Коваленко В.И. (далее по тексту - ИП Коваленко В.И.) о защите прав потребителей.

В обоснование исковых требований истец указала, что 11 октября 2016 года между ней и ответчиком (фирменная химчистка «Аквалюкс») был заключен договор бытового подряда на выполнение работ по химической чистке изделий, в соответствии с которым ответчик обязался в срок 20 октября 2016 года оказать услуги химической чистки кофты и женского плаща серого цвета фирмы «Brunello Cucinelli» с маркировкой, декоративным поясом, рукав вшивной укороченный, а истец оплатить оказанные услуги в размере 1 600 рублей.
11 октября 2016 года её были оплачены услуги в указанной сумме.

В соответствии с квитанцией от 11 октября 2016 года в химчистку были предоставлены изделия: 1) плащ женский серого цвета, с/п, б/к; 2) кофта трикотажная, женская, черного цвета, длинная; вид услуги: химическая чистка; износ – 50%; эксплуатационные дефекты: общее загрязнение, пятна, закрасы, засаленность (зажиренность), выгор/побурение, разнооттеночность, потертость, наличие фурнитуры съемной, дополнительно указано, что вывод пятен по возможности, выгор может не сойти, проявится сильнее, фурнитура может повредиться.

На изделии «плащ» имелись маркировки «Brunello Cucinelli», «Made in Italy», на контрольных лентах, вшитых в боковой шов левой полочки указано 44, «Made in Italy», «снять ремешок перед стиркой, не гладить паром вышивку с цепочкой, аппликация эколатунь», состав материала 70% полиэстер, 30% шелк, изображены графические символы по уходу за изделием и другая информация. 

20 октября 2016 года при получении плаща из химчистки не сразу обнаружила дефекты, приехав домой увидела, что на плаще возле пояса появились потертости и мелкие дырочки, зацепы.

21 октября 2016 года в адрес ответчика была направлена претензия по качеству предоставленной услуги по чистке плаща, потребовала расторгнуть договор, возместить расходы на оплату услуг по химической чистке, убытки в виде покупной стоимости изделия в двукратном размере. Стоимость плаща составляла

154 741 рубль.

29 октября 2016 года ответчик на претензию ответил отказом, указав на отсутствие нарушений технологий химической чистки изделия, и на момент выдачи изделия заказчику не имело дефектов.

 

 30 ноября 2016 года обратилась в <данные изъяты> для проведения экспертизы плаща на определение причины образования повреждений на материале в виде дырочек. В заключении, объективного, однозначного ответа о причинах образования разрушения материала плаща эксперт дать не смогла.

06 апреля 2017 года обратилась в <данные изъяты> для проведения исследования плаща на причину возникновения дефектов по поверхности ткани. Согласно заключению специалиста, характер и локализация повреждений свидетельствует о том, что они образовались в результате действия химических чистящих реагентов (растворов) и механических усилий в процессе химической чистки. Данные повреждения образовались вследствие локального механического воздействия (трения). Локализация повреждений свидетельствует о том, что они не могли образоваться в процессе нормальной эксплуатации изделия при его носке, поскольку надиры (задиры) волокон ткани расположены на локальном участке выше пояса, деформация эластичных волокон декоративного пояса, образовавшиеся в результате механического воздействия в процессе химической чистки изделия. В связи с наличием данных повреждений эксплуатация изделия по прямому назначению не возможна, так как утрачены его потребительские качества. Наличие задиров и деформации пояса на момент сдачи изделия в химчистку в квитанции не зафиксировано.

Полагала неверным определение ответчиком процента износа в размере 50 %, так как плащ был приобретен в середине летнего сезона 29 июня 2016 года в г. Москва и, учитывая специфику погодных условий Камчатского края, период летнего сезона заканчивается в августе. В связи с чем, период носки плаща составлял 2 месяца.

Указала, что в результате действий ответчика испытывала сильные негативные эмоции и переживания, что выражалось в преобладании плохого настроения, упадке сил, снижении работоспособности, нарушении сна, повышенной раздражительности, снижении работоспособности, из-за чего был существенно утрачен положительный эмоциональный фон при общении с семьей, друзьями и коллегами по работе, чем ей причинен моральный вред.

Просила суд взыскать с ответчика двукратную стоимость испорченной вещи в размере 309482 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, взыскать денежные средства, уплаченные по договору оказания услуг химической чистки в размере 1600 рублей, неустойку в размере 681269 рублей, расходы по оплате услуг специалиста в размере 16 000 рублей.

Истец ХХХ в суд не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом. Направила дополнительные письменные пояснения к исковым требованиям, в которых указала, что ответчик, принимая две вещи для проведения химической чистки в квитанции-договоре от 11 октября 2016 года указал характеристики вещей и возможные риски, не определяя к какой именно вещи относится данная информация, следовательно, ответчиком была произведена ненадлежащая приёмка вещей и некорректное оформление договора об оказании услуг. Указание на 50% износа ответчиком осуществлено в нарушение положений руководства для работников приемных пунктов предприятий химической чистки и крашения, утвержденных Минсбытом РСФСР 20 июня 1990 года, в соответствии с которым износ в 50% устанавливается для ношенных изделий, слабо выгоревший, потертых, имеющих незначительные дефекты. Сдаваемые вещи приобретались в конце июня 2016 года и не отвечали указанным требованиям. При сдаче изделий в химчистку не была предложена услуга по вспарыванию и пришивке фурнитуры, судя по характеру повреждений, металлическая фурнитура не была снята, не была обшита тканью, что стало причиной многочисленных затяжек и зацепов в районе пояса. Ссылка ответчика на то, что истец ознакомлен с предупреждением о возможной порче вещи несостоятельна, поскольку ответчик ненадлежащим образом исполнил обязанности и не довел до заказчика полную информацию о возможных последствиях и рисках проведения химической чистки. Также указала, что вещи из химчистки забирала не самостоятельно, а забирал по её просьбе знакомый, который при получении плаща из химчистки при визуальном осмотре не обнаружил дефекты, так как это изделие видел впервые, кроме того, появившиеся повреждения на плаще имеют скрытый характер, увидеть их возможно только при тщательном рассмотрении на просвет, в связи с чем, оформить сразу претензию при получении вещи не мог, еще и в силу того, что является ненадлежащим лицом в договорных отношениях. Указала, что представленное заключение <данные изъяты>» является не полным, не объективным, с имеющимися противоречиями, не содержащим подробного описания проведенного исследования, на основании которого сделаны выводу и не согласуются с другими доказательствами по делу, пояснениями сторон.

Также указала, что Исполнитель (ответчик) при приемке вещей в квитанции-договоре строкой определенного содержания предупреждал Заказчика (истца) о неустранимых эксплуатационных дефектах, проявлении скрытых эксплуатационных и производственных дефектов в случае некачественного изготовления фирмой-изготовителем и/или недостоверной информации по уходу за изделием (либо отсутствия таковой), а что имел ввиду Исполнитель и о каких неустранимых дефектах говорит Исполнитель в квитанции, и к какой вещи это относится, в квитанции Исполнителем указано не было, что не может являться основанием утверждать, что подписав данное изречение Заказчик был предупрежден о последствиях.

В судебном заседании представитель истца ХХХ, действующая на основании доверенности, исковые требования поддержала по вышеизложенным основаниям. Представила письменные пояснения и суду пояснила, что истец обратилась к исполнителю ИП Коваленко В.И. за услугой по химической чистке изделий, которая была проведена некачественно, что явилось причиной появления повреждений на плаще. Считала, что экспертиза, проведенная <данные изъяты> не может являться допустимым доказательством.

В судебном заседании представитель истца ХХХ, действующая на основании доверенности, исковые требования поддержала по вышеизложенным основаниям.

Поддержала позицию представителя истца ХХХ.

Ответчик ИП Коваленко В.И. в суд не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом. Представил суду письменные возражения на иск, в которых указал, что 11 ноября 2016 года между истцом и ответчиком был заключен договор бытового подряда по химической чистке женского плаща серого цвета. При приеме в химчистку на вещи имелись эксплуатационные дефекты: общее загрязнение, пятна, закрасы, засаленность, зажиренность, выгор/побурение, разнооттеночность, потертость. Истец была предупреждена о возможности неполного удаления пятен, что выгор может не уйти, появиться сильнее, возможности повреждения несъёмной фурнитуры, о риске проявления в химчистки скрытых дефектов производства и эксплуатации. Износ вещи согласно имеющимся на момент приема дефектам был определен в 50 % в соответствии с Приложением 5 «Руководства для работников приемных пунктов предприятий чистки и крашения». С определением имеющихся на изделии дефектов, предупреждениями о возможных неблагоприятных последствиях химической чистки, а также степенью износа истица была согласна, что подтверждается подписью в договоре.

Согласно требованиям действующего законодательства, плащ был обработан на предприятии бытового обслуживания в соответствии с рекомендациями фирмы-изготовителя на маркировочной ленте по технологии, предусмотренной стандартами для изделий данного ассортимента, в связи с чем, ответчиком обязательства по договору выполнены.

На момент выдачи 20 октября 2016 года изделие не имело дефектов, связанных с нарушением технологического процесса химической чистки.

Описанные истцом в иске повреждения в виде дыр, потёртостей и блеска на ткани, не являются скрытыми дефектами, и при получении плаща из химчистки истец при осмотре их не могла не обнаружить.

Следовательно, указанные дефекты являются явными, и истец должна была незамедлительно заявить ответчику при получении. 20 октября 2016 года плащ был получен истцом от сотрудника приёмного пункта без замечаний и подписью в графе «Качество услуги, сохранность, исходную форму, целостность и проверил. Заказ получил. Претензий к качеству услуги не имею». Отметок о наличии претензий к качеству оказанной услуги при получении вещи в квитанции не имеется, следовательно, услуга была оказана ответчиком качественно.

Представленная истцом в материалы дела претензия от 21 октября 2016 года не может служить надлежащим и достоверным доказательствами наличия на вещи указанных в исковом заявлении дефектов на момент получения плаща из химчистки, поскольку указанный документ составлен в одностороннем порядке истцом и удостоверяющим приемку документом не являлся, которыми, в свою очередь, могут являться приемная квитанция либо акт приема-передачи изделия, подписанный обеими сторонами.

Кроме того, вещь была получена истцом из химчистки 20 октября 2016 года, а для проведения первичной экспертизы истец обратилась в конце ноября 2016 года, для проведения второй экспертизы она обратилась в мае 2017 года, надлежащих и достоверных доказательств того, что описанный в заключениях плащ марки «Brunello Gucinelli» является именно тем изделием, который сдавался по квитанции от 11 октября 2016 года не представлено.

Представленное заключение эксперта <данные изъяты> от 16 декабря 2016 года не может служить надлежащим и достоверным доказательством образования дефектов на плаще после проведенной химчистки и по вине ответчика, поскольку не содержится однозначный и категоричный вывод о точной причине образования имеющихся на вещи повреждений. Кроме того, вывод эксперта об образовании дыр на плаще именно после проведенной химчистки противоречит квитанции от 11 октября 2016 года, согласно которой истец подтвердила отсутствие дефектов на вещи при получении изделия.

Представленное истцом заключение специалиста <данные изъяты>» от 15 мая 2017 года № также не может являться надлежащим и достоверным доказательством вины ответчика в повреждении изделия истца. Указал о злоупотреблении истцом своим правом. Помимо того, истцом не учтено, что на момент сдачи в химчистку плащ имел 50% износ, в связи с чем, заявленная истцом к возмещению двукратная стоимость вещи в размере 309 482 рублей не соответствует действительности.

Также указал, что неустойка в данном случае может рассчитываться только на основании ст. 31, п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» в размере 3% от стоимости услуги и не может превышать ее.

В судебном заседании представитель ответчика ХХХ, действующий на основании доверенности, исковые требования не признал.

Представил письменные возражения на иск, в которых указал и суду пояснил, что согласно квитанции-договору серии КА № от 11 октября 2016 года плащ был принят на химчистку с эксплуатационными дефектами – общее загрязнение, пятна, закрасы, засаленность, выгор, разнооттеночность, потертость, имеются отметки о том, что вывод пятен может быть осуществлен по возможности, выгор может не сойти, проявится сильнее, фурнитура может повредиться.

Истец под роспись была предупреждена о неустранимых эксплуатационных дефектах, появлении скрытых эксплуатационных и производственных дефектов в случае некачественного изготовления фирмой-изготовителем или недостоверной информации по уходу за изделием, также истец ознакомилась и согласилась с правилами приема вещей в обработку, условиями выполнения договора по обработке изделий, с информацией для клиентов, со сроком выполнения заказа, а также с определением дефектов изделия, их оценкой и износом.

Истец, принимая заказ после его выполнения, своей подписью удостоверила тот факт, что качество услуги, сохранность, исходную форму, целостность и комплектность изделия она проверила, претензий к качеству услуги не имела. Кроме того, в квитанции-договоре указано также условие о том, все претензии по качеству услуги могут быть предъявлены только в момент приема-сдачи заказа, и заказчик, принявший изделие без проверки, лишается прав на устранение тех недостатков работы, которые могли быть установлены при приемке.

Заказ был принят без каких-либо возражений. То обстоятельство, что заказ принят не самом Быстрицкой Ю.И., а иным лицом, в данном случае значения не имеет, поскольку риск приняла на себя непосредственно истец. С момента принятия заказа до предъявления претензии плащ находился у истца и, что происходило с ним, неизвестно, на осмотр плащ истцом не предъявлялся.

Выслушав представителей сторон, исследовав материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.

Согласно статье 730 ГК РФ по договору бытового подряда подрядчик, осуществляющий соответствующую предпринимательскую деятельность, обязуется выполнить по заданию гражданина (заказчика) определенную работу, предназначенную удовлетворять бытовые или другие личные потребности заказчика, а заказчик обязуется принять и оплатить работу. К отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным настоящим Кодексом, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.

В п. 1 ст. 732 ГК РФ указано, что подрядчик обязан до заключения договора бытового подряда предоставить заказчику необходимую и достоверную информацию о предлагаемой работе, ее видах и об особенностях, о цене и форме оплаты, а также сообщить заказчику по его просьбе другие относящиеся к договору и соответствующей работе сведения. Если по характеру работы это имеет значение, подрядчик должен указать заказчику конкретное лицо, которое будет ее выполнять.

Из п. 1 ст. 721ГК РФ следует, что качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором.

В силу статьи 739 ГК РФ, в случае ненадлежащего выполнения или невыполнения работы по договору бытового подряда заказчик может воспользоваться правами, предоставленными покупателю в соответствии со статьями 503-505 ГК РФ.

К отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным Гражданским кодексом РФ, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.

Согласно ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» исполнитель обязан оказать услугу, качество которой соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве услуги исполнитель обязан оказать услугу, соответствующую обычно предъявляемым требованиям и пригодную для целей, для которых услуга такого рода обычно используется.

В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем. Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора. Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Согласно ст. 35 Закона РФ «О защите прав потребителей» если работа выполняется полностью или частично из материала (с вещью) потребителя, исполнитель отвечает за сохранность этого материала (вещи) и правильное его использование.

Исполнитель обязан: предупредить потребителя о непригодности или недоброкачественности переданного потребителем материала (вещи); представить отчет об израсходовании материала и возвратить его остаток.

В случае полной или частичной утраты (повреждения) материала (вещи), принятого от потребителя, исполнитель обязан в трехдневный срок заменить его однородным материалом (вещью) аналогичного качества и по желанию потребителя изготовить изделие из однородного материала (вещи) в разумный срок, а при отсутствии однородного материала (вещи) аналогичного качества - возместить потребителю двукратную цену утраченного (поврежденного) материала (вещи), а также расходы понесенные потребителем.

Цена утраченного (поврежденного) материала (вещи) определяется, исходя из цены материала (вещи), существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено исполнителем в день добровольного удовлетворения такого требования или в день вынесения судебного решения, если требование потребителя добровольно удовлетворено не было.

Цена материала (вещи), передаваемого исполнителю, определяется в договоре о выполнении работы или в ином документе (квитанции, заказе), подтверждающем его заключение.

Исполнитель освобождается от ответственности за полную или частичную утрату (повреждение) материала (вещи), принятого им от потребителя, если потребитель предупрежден исполнителем об особых свойствах материала (вещи), которые могут повлечь за собой его полную или частичную утрату (повреждение) либо если указанные свойства материала (вещи) не могли быть обнаружены при надлежащей приемке исполнителем этого материала (вещи).

Заказчик обязан осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.

В судебном заседании установлено, что 11 октября 2016 года на основании квитанции-договора КА № между ХХХ и ИП Коваленко В.И. заключен договор бытового подряда, согласно которому ответчик обязался произвести химическую чистку изделия – плаща женского и трикотажной кофты (л.д.12).

Из содержания представленной копии квитанции - договора от 11 октября 2016 года следует, что износ изделий составляет 50%, имеются эксплуатационные дефекты: общее загрязнение, пятна, закрасы, засаленность, зажиренность, выгор/побурение, потертость. Имеется указание на то, что вывод пятен по возможности, выгор может не сойти, проявиться сильнее, фурнитура может повредиться. ХХХ предупреждена о неустранимых эксплуатационных дефектах, проявлении эксплуатационных и производственных дефектов в случае некачественного изготовления фирмой-производителя и/или недостоверной информации по уходу за изделием (либо отсутствии таковой), о том, что все претензии по качеству услуги могут быть предъявлены только в момент приема-сдачи заказа, и заказчик, принявший изделие без проверки, лишается прав на устранение тех недостатков работы, которые могли быть установлены при приемке. Стоимость услуг химчистки изделий составила 1 600 рублей.

20 октября 2016 года истцом получен заказ.

21 октября 2016 года ответчиком получена претензия ХХХ, из которой усматривается, что после выполнения заказа на плаще возле пояса образовались потертости и мелкие дырочки, блеск на ткани, в связи с чем, просила расторгнуть договор и возместить понесенный ущерб в размере платы по химчистке и двукратную цену испорченной вещи (л.д. 13).

 В ответе на претензию от 29 октября 2016 года ИП Коваленко В.И. сообщил об отсутствии оснований для удовлетворения требований, так как нарушений технологии обработки изделия допущено не было и недостатков услуги на момент получения вещи из химчистки не имелось, о наличии на вещи каких-либо явных дефектов после проведенной химчистки непосредственно при получении плаща в нарушение закона выявлено не было (л.д. 15-17).

Не согласившись с данным отказом, истец обратилась с настоящим иском в суд.

В обоснование своих исковых требований истец в иске и её представители в судебном заседании указали, что ответчиком некачественно оказана услуга по проведению химической чистки изделия, которая привела к его повреждению.

В подтверждение своих доводов истцом и её представителями представлены письменные доказательства: письмо эксперта промышленных товаров <данные изъяты>» (л.д.18-19); заключение специалиста № от 15 мая 2017 года, составленное <данные изъяты>», из которого следует, что характер и локализация выявленных повреждений свидетельствует о том, что они образовались в результате действия химических чистящих реагентов (растворов) и механических усилий в процессе химической чистки изделия (л.д. 20-34).

Возражая против исковых требований, ответчик в письменных возражениях на иск и его представитель в судебном заседании указали, что при приеме в химчистку на изделии имелись эксплуатационные дефекты: общее загрязнение, пятна, закрасы, засаленность, зажиренность, выгор/побурение, разнооттеночность, потертость. Истец под роспись была предупреждена о неустранимых эксплуатационных дефектах, появлении скрытых эксплуатационных и производственных дефектов в случае некачественного изготовления фирмой-изготовителем или недостоверной информации по уходу за изделием, также истец ознакомилась и согласилась с определением дефектов изделия, их оценкой и износом. Плащ был обработан на предприятии бытового обслуживания в соответствии с рекомендациями фирмы-изготовителя на маркировочной ленте по технологии, предусмотренной стандартами для изделий данного ассортимента.

На момент выдачи 20 октября 2016 года изделия истцу изделие не имело дефектов, связанных с нарушением технологического процесса химической чистки, заказ был принят без каких-либо возражений, в то время как описанные в иске повреждения в виде дыр, потёртостей и блеска на ткани, не являются скрытыми дефектами, и при получении плаща из химчистки истец при осмотре их не могла не обнаружить. В квитанции-договоре указано условие о том, все претензии по качеству услуги могут быть предъявлены только в момент приема-сдачи заказа, и заказчик, принявший изделие без проверки, лишается прав на устранение тех недостатков работы, которые могли быть установлены при приемке.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК РФ).

Давая оценку представленному истцом заключению специалиста № от 15 мая 2017 года, выполненного <данные изъяты> суд не может признать его достоверным доказательством по делу, поскольку не является экспертным.

В соответствии со ст. 55 ГПК РФ, доказательствами по гражданскому делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования или возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти сведения могут быть получены, в том числе, из заключений экспертов.

Согласно ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. В силу ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В силу статьи 79 ГПК РФ суд при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, назначает экспертизу.

Исходя из необходимости установления юридически значимых обстоятельств по делу, к которым относятся выявленные дефекты изделия после оказания услуги химической чистки, принимая во внимание, что данный вопрос требует специальных познаний, которыми суд не обладает, судом назначена по делу судебная химико-технологическая экспертиза, производство которой поручено <данные изъяты> (л.д. 87-91).

Эксперт <данные изъяты> ХХХ, изучив представленные на экспертизу материалы гражданского дела, объект экспертизы – плащ женский, в заключении № пришла к выводу о том, что имеющиеся недостатки и дефекты имеют скрытый производственный и эксплуатационный характер. Нарушение и повреждение ткани начали образовываться при эксплуатации, а затем, в процессе обработки, проявились и усилились.

Так же в выводах заключения №, указано, что согласно отметке в квитанции, имеющейся в материалах дела, вещь была получена заказчиком из химчистки без претензий к качеству выполненной работы и до представления на экспертизу находилась у истца. В связи с этим, эксперт не имеет объективной возможности оценить степень выраженности проявившихся после обработки скрытых эксплуатационных дефектов на момент передачи плаща заказчику. Нужно также отметить, что количественные и качественные характеристики проявившихся после химчистки скрытых эксплуатационных дефектов могли еще больше усугубиться в результате эксплуатации после получения плаща из химчистки ХХХ.

Выявленные на изделии повреждения (дефекты) являются скрытыми производственно-эксплуатационными, эти повреждения (дефекты) невозможно было обнаружить визуально при обычном освещении при приеме изделия ДД.ММ.ГГГГ, так как дефекты были скрыты под загрязнениями, засаленностью, отмеченными в приемной квитанции-договоре и имели вид потертости. После химической чистки, под действием органического растворителя и принятых механических воздействий дефекты проявились.

На момент проведения экспертизы, выявленные на изделии повреждения (дефекты) не являются скрытыми и эти повреждения (дефекты) легко обнаружить визуально при обычном освещении.

На плаще следов нарушения технологии химической чистки, в том числе чрезмерного воздействия химических средств (вследствие применения недопустимых видов химических средств, вследствие превышения допустимого количества химических средств), повлекшие разрушение материалов, не обнаружено.

Технология обработки изделия произведена качественно, в соответствие с маркировкой производителя. Нарушений технологии чистки не установлено.

Дефекты, деформация (зацепы, нарушение целостности металлической тесьмы, нарушение швов (выход нитей), имеют производственно-эксплуатационный характер.

Возникновение имеющихся повреждений (сечений, зацепов, дырочек) на плаще при совместной химической обработке изделия и съемного ремешка в результате механического воздействия металлической пряжки ремешка на поверхность изделия не возможно.

При обработке изделия в месте со съемным ремешком дефекты (нарушение целостности ткани) имели бы другой вид и характер и находились бы по всему изделию.

Нарушение целостности ткани (зацепы, сечения, дырочки) имеют локальный характер.

Заключение судебной химико-технологической экспертизы, как средство доказывания в гражданском процессе, было получено судом в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Оценивая в соответствии со ст. 67 ГПК РФ заключение эксперта <данные изъяты> ХХХ, предупрежденной об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, имеющей высшее профессиональное образование с присуждением квалификации инженера по специальности «химическая технология и оборудование отделочного производства», ученую степень кандидата технических наук, сертификат компетентности эксперта, оснований сомневаться в компетентности эксперта, привлеченного для экспертного исследования, наличии у неё специального образования, опыта работы по специальности, сделанных ею выводах, подробно мотивированных, обоснованных, достаточно полно и ясно изложенных в заключении по вопросам, поставленным судом перед экспертом относительно предмета спора, имеющего ссылки на нормативные акты, которые были приняты во внимание при производстве исследований, у суда не имеется.

Процессуальный порядок проведения судебной экспертизы был соблюден. Экспертное заключение соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ, содержит подробное описание проведенного исследования, выводы эксперта и ответы на поставленные судом вопросы. Выводы эксперта основаны на материалах дела.

Довод истца и её представителей о том, что эксперт ХХХ до начала производства экспертизы не была предупреждена об уголовной ответственности, так как подпись за дачу заведомо ложного заключения поставлена на странице заключения, где указана дата окончания экспертизы, суд считает несостоятельным.

Поскольку Федеральный закон № 73-ФЗ от 31.05.2001 года не содержит привязки к моменту разъяснения эксперту ответственности за дачу заведомо ложного заключения, а лишь указывает на содержание в экспертном заключении такой подписки. В то время как подпись эксперта ХХХ, содержащаяся на странице 2 заключения, свидетельствуют об удостоверении факта разъяснения ей прав и обязанностей, предупреждении об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомого ложного заключения.

Утверждения истца и её представителей о грубом нарушении ФЗ № 73-ФЗ от 31.05.2001 в виду отсутствия даты определения суда, явившимся основанием производства судебной экспертизы, отклоняется судом, так как в пункте 1.2 экспертного заключения имеется ссылка на определение суда о назначении химико-технологической экспертизы по настоящему гражданскому делу, в то время как дата вынесения определения суда определяет дату назначения судебной экспертизы.

Ссылка истца в письменных возражениях по проведенной экспертизе и на экспертное заключение на то обстоятельство, что в вводной части экспертного заключения в разделе «сведения об эксперте» содержится информация о стаже экспертной деятельности, не подтвержденной советующим сертификатом о стаже, заслуживает внимание суда, при этом не является основанием для признания данного доказательства, полученного в соответствии с процессуальным порядком недопустимым, поскольку само по себе указанное обстоятельство не лишает данное экспертное заключение доказательственной силы, в силу того, что оно составлен компетентным лицом, имеющим на дату начала производства экспертизы сертификат компетентности эксперта № <данные изъяты> от 15 сентября 2015 года и выполнено с соблюдением всех установленных требований

Иных существенных доводов, относительно проведенной судебной химико-технологической экспертизы, письменные возражения по проведенной экспертизе и на заключение эксперта не содержат, лишь сводятся к несогласию с её выводами.

В связи с этим, суд считает несостоятельными доводы истца и её представителей о том, что данная судебная химико-технологическая экспертиза является недопустимым доказательством по делу.

Поскольку гражданский процесс является для сторон состязательным и при назначении судом химико-технологической экспертизы по делу, на разрешение экспертов были поставлены вопросы, предложенные сторонами, дополнительных вопросов, необходимых для разрешения экспертами при её назначении представителями истца не предлагались.

Учитывая, что заключение судебной химико-технологической экспертизы является полным и ясным, никаких сомнений в правильности или обоснованности данного заключения не возникло, в связи с чем, судом отклонено ходатайство представителей истца о назначений повторной судебной экспертизы.

Таким образом, судебное химико-технологическое заключение принимается судом в качестве доказательства.

Представленные истцом и её представителями на заключение назначенной судом экспертизы рецензии №, выполненная <данные изъяты> и №, выполненная <данные изъяты> Отдел «Экспертиза», судом не могут быть признаны надлежащим доказательством, поскольку ГПК РФ не предусмотрено оспаривание экспертного заключения рецензией другого экспертного учреждения.

Более того, представленные рецензии, проведены истцом самостоятельно вне рамок судебного разбирательства, составившие их лица не предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных заключений, следовательно, не несут никакой ответственности за свое мнение, изложенное в этих документах.

Допрошенная в судебном заседании по ходатайству представителей истца в качестве свидетеля ХХХ, суду показала, что является ведущим экспертом <данные изъяты>», по просьбе истца ею была дана рецензия на заключение эксперта № от 23 ноября 2017 года ООО «Экспертный центр-Профессионал» согласно которой, в экспертизе, явившейся предметом рецензии содержатся ошибки, а именно указание в экспертном заключении на то, что физико-химические показатели сырья, из которого изготовлен плащ очень низкие, является ошибочным, поскольку в составе изделия содержится 30 % шелка и 70 % полиэстера, при этом полиэстеровая нить пластичная и износостойкая. В случае, если экспертом проводилось измерение физико-химических показателей сырья, то должны быть описаны эти показатели и методика определения состава сырья. Физико-технические свойства ткани, в данной экспертизе, относятся к производственным дефектам, но они такими не являются, а являются потребительским свойством ткани.

В экспертном заключении описан микроскоп, соответственно должно быть свидетельство о его поверке или такие сведения должны быть отражены в акте экспертизы, вместе с тем при помощи микроскопа нельзя установить однозначный состав ткани, который подвергался обработке.

Экспертом не была запрошена технологическая инструкция. Повреждения на плаще возникли в результате неправильного осуществления услуги по химической чистке, на изделии не снималась фурнитура или не закрывалась специальными колпачками, при этом экспертом данный вопрос не исследован и не запрошена информация. В договоре-квитанции от 11 октября 2016 года не определено, к какому конкретно изделию относятся дефекты. Описанные предупреждения, не соответствуют полученным дефектам, исполнителем предоставлена не полная информация. В ГОСТе по химической чистке указано, что приемщик должен предупредить клиента, о том, что будет сниматься фурнитура, взять согласие.

К показаниям свидетеля ХХХ суд относится критически, поскольку указанный свидетель не обладает специальным образованием, дающего для определения соответствия качества услуг по химической чистке установленным требованиям, входящим в компетенцию эксперта – технолога.

Несостоятелен довод истца и её представителей о том, что указание ответчиком на 50% износа осуществлено в нарушение положений руководства для работников приемных пунктов предприятий химической чистки и крашения, утвержденных Минсбытом РСФСР 20 июня 1990 года, в виду следующего.

В соответствии с положением № 5 Руководства для работников приемных пунктов предприятий химической чистки и крашения (одобрено ТК 346 «Бытовое обслуживание населения» Росстандарта 28.11.2008 г.), при определении процента износа изделия следует учитывать как эксплуатационный, так и моральный износ изделия. Указано, что эксплуатационный износ обусловлен дефектами, возникающими в процессе эксплуатации изделия. Под моральным износом следует понимать несоответствие изделия современной моде по силуэту, фасону, рисунку, структуре материала.

При определении процента износа следует руководствоваться следующими основными признаками:

10% - устанавливается для изделий, не бывших в употреблении, не имеющих фабричных дефектов и нарушений в отделке, изделия могут иметь незначительное запыление вследствие хранения;

30% - устанавливается для малоношеных изделий с незначительными загрязнениями, не выцветших, не подвергавшихся перекрашиванию и стирке, не имеющих повреждений волокон и окраски, а также не ношеных изделий с незначительным моральным износом;

50% - устанавливается для ношеных изделий, слабо выгоревших, потертых, имеющих незначительные дефекты, для неношеных изделий со значительным моральным износом.

Как следует из квитанции-договора от 11 октября 2016 года, стороны указали дефекты, имеющиеся на изделии (общее загрязнение, пятна, закрасы, засаленность, зажиренность, выгор/побурение, разнооттеночность, потертость), установлен 50% износ изделия.

С износом, определенным ответчиком, истец согласилась, о чем имеется её подпись в договоре-квитанции от 11 октября 2019 года.

Суд принимает во внимание довод истца о том, что ответчик, принимая две вещи для проведения химической чистки в квитанции-договоре от 11 октября 2016 года указал характеристики вещей и возможные риски, не определяя к какой именно вещи относится данная информация, однако, не опровергает установленные в ходе судебного разбирательства вышеприведенные обстоятельства делу, с учетом имеющийся в договоре-квитанции от 11 октября 2016 года подписи истца без указаний каких-либо претензий с ее стороны.

Довод истца и её представителей о том, что ответчик не довел до заказчика полную информацию о возможных последствиях и рисках проведения химической чистки, является несостоятельным.

Поскольку, согласно п. 18 Правил бытового обслуживания населения в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15.08.1997 № 1025, при приеме изделия в химическую чистку в договоре (квитанции, ином документе) указываются наименование изделия, его цвет, волокнистый состав, комплектность, фурнитура, имеющиеся дефекты, неудаляемые при химической чистке, дополнительные платные услуги, оказываемые с согласия потребителя (аппретирование, дезодорация, антистатическая обработка и другие). Исполнитель определяет вид обработки в соответствии с символами по уходу на маркировочной ленте изделия, а в случае ее отсутствия - по согласованию с потребителем.

В подписанной истцом квитанции-договоре от 11 октября 2016 года сери КА № <данные изъяты> содержится предупреждение клиента о возможности проявления дефектов, возможном не полном пятновыведении.

Таким образом, необходимая и достаточная информация при заключении договора химической чистки изделия была доведена ответчиком в полном объеме, истец после ознакомления с указанной информацией согласилась на заключение договора с учетом общего состояния изделия.

Также судом учтено, что при получении изделия после проведения химической чистки истец не выразила своих претензий по качеству выполнения услуг. 

В соответствии с Правилами бытового обслуживания населения в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. № 1025 исполнитель обязан оказать услугу (выполнить работу), качество которой соответствует договору. При получении изделия из химической чистки потребитель обязан проверить сохранность исходной формы, целостность, размеры, цвет, рисунок, рельефность.

В данном случае ХХХ была предупреждена исполнителем услуги о возможных последствиях химчистки.

Возражая против исковых требований, представитель ответчика ХХХ указал, что с момента принятия заказа до предъявления претензии плащ находился у истца и, что происходило с ним, неизвестно, на осмотр плащ истцом не предъявлялся.

Данное обстоятельство представителями истца в ходе судебного разбирательства не оспаривалось.

В соответствии с п. п. 1 - 3 ст. 720 ГК РФ заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику (п. 1). Заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении (п. 2). Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

Утверждая о том, что плащ от ответчика после выполнения услуг по химической чистке было получено не лично истцом, а её знакомым, истцом и её представителями доказательств суду не представлено.

Исследовав обстоятельства и доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что факт нарушения прав истца как потребителя ответчиком при оказании услуг химической чистки в ходе судебного разбирательства не нашел своего подтверждения.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истца о взыскании двукратной стоимости испорченной вещи в размере 309 482 рублей.

В связи с этим, суд отказывает и в удовлетворении сопутствующих требований понесенных расходов по оплате химической чистки в размере 1 600 рублей, неустойки в размере 681 269 рублей 58 копеек, и расходов на проведение экспертизы в размере 16 000 рублей.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Поскольку вина ответчика в нарушении прав потребителя не доказана, требование истца о компенсации морального вреда в размере 5 000 рублей удовлетворению не подлежит.

Согласно ч. 1 ст. 989 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как следует из квитанции к приходному кассовому ордеру № от 15 сентября 2017 года, ИП Коваленко В.И. в рамках соглашения об оказании юридической помощи от 21 августа 2017 года оплатил Камчатской коллегии адвокатов «Защита» сумма в размере 30 000 рублей.

 Решая вопрос о размере оплаты услуг представителя, суд, исходя из принципа разумности и справедливости, учитывая уровень сложности дела, объём и качество оказанных услуг, время, затраченное представителем на формирование необходимого пакета документов и в судебном заседании, возражения ответчика, считает возможным удовлетворить требование истца о взыскании расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 рублей.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд,
РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований ХХХ к индивидуальному предпринимателю Коваленко Виталию Ивановичу о взыскании двукратной стоимости испорченной вещи в размере 309 482 рублей, компенсации морального вреда в размере 5 000 рублей, расходов по оплате услуг химической чистки в размере 1 600 рублей, неустойки в размере 681 269 рублей 58 копеек, расходов на проведение экспертизы в размере 16 000 отказать.

  Взыскать с ХХХ в пользу индивидуального предпринимателя Коваленко Виталия Ивановича расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 рублей.

 

Решение может быть обжаловано в Камчатский краевой суд через Петропавловск-Камчатский городской суд в течение месяца, со дня составления решения в окончательной форме.

 

Мотивированное решение составлено: ДД.ММ.ГГГГ.

 

Судья подпись Г.А. Липкова









 

Информация с сайта: https://sudact.ru/

 





Версия для печати Версия для печати Версия для MS Word Версия для MS Word