16+

Решение № 2-344/2019 2-344/2019~М-36/2019 М-36/2019 от 13 марта 2019 г. по делу № 2-344/2019

Решение № 2-344/2019 2-344/2019~М-36/2019 М-36/2019 от 13 марта 2019 г. по делу № 2-344/2019
Елизовский районный суд Камчатского края, 684010, город Елизово Камчатского края, улица 40 лет Октября, дом 7А, elizovsky.kam@sudrf.ru
Дело № 2-344/2019
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
13 марта 2019 года г. Елизово Камчатского края
Елизовский районный суд Камчатского края в составе:
председательствующего судьи
Калугиной М.В.,
при секретаре
Лебедевой А.Н.,
с участием истца
Ф.И.О.1,
представителя истца
Ф.И.О.2,


рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ф.И.О.1 к «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки,


У С Т А Н О В И Л:
    Ф.И.О.1 обратился в суд с иском к «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) о признании договора №В от ДД.ММ.ГГГГ недействительным, применении последствий недействительности сделки и взыскании с ответчика в его пользу стоимости простого векселя в размере 1 643 671, 23 рублей, оставлении простого векселя серии ФТК № в распоряжении ответчика, взыскать расходы по уплате госпошлины в размере 16 718 рублей.
     В судебном заседании 19.02.2019 истец Ф.И.О.1 изменил основания иска, и просил признать договор №В купли-продажи простых векселей от ДД.ММ.ГГГГ недействительным, применить последствия недействительности сделки, взыскать с «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) в его пользу денежные средства в размере 1 643 671, 23 рублей, вексель № оставить в распоряжении ответчика, взыскать с ответчика судебные расходы по оплате госпошлины при подаче иска в суд в размере 16 718 рублей.
      В обоснование исковых требований истец указал, что он более 10 лет является клиентом АТБ (ПАО), в котором имел банковские вклады в дополнительном офисе № 002 в г. Елизово с разным сроком действия. ДД.ММ.ГГГГ, когда закончился срок вклада, истец пришёл в указанный офис № 2 для продления срока вклада. В помещении офиса работник ответчика настоятельно рекомендовала воспользоваться выгодным банковским продуктом - простым векселем, так как там проценты выше, а надёжность выплаты банком не может вызывать сомнения. В связи с чем истец, доверившись работнику банка, полагая, что последняя предлагает под проценты взять именно банковский продукт (простой вексель), то есть воспользоваться одной из форм банковского вклада, согласился воспользоваться услугой. После чего между истцом и ответчиком ДД.ММ.ГГГГ был заключён договор №В купли-продажи простых векселей - простого векселя ФТК № от ДД.ММ.ГГГГ на вексельную сумму 1 817 202,38 рублей, со сроком платежа не ранее ДД.ММ.ГГГГ. Также подписаны: акт приема-передачи простого векселя, договор хранения и акт приема-передачи к договору хранения. При этом оригинал простого векселя серии ФТК № от ДД.ММ.ГГГГ либо его копия истцу не вручалась. В августе 2018 года истец узнал, что с ДД.ММ.ГГГГ в отношении ответчика Центробанк России проводит процедуру санации, которая связана с допущенными нарушениями ответчиком при реализации несуществующих и необеспеченных денежными средствами векселей, в связи с чем, ДД.ММ.ГГГГ истец подал ответчику заявление на расторжении договора и возврат уплаченных денежных средств по договору от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 1 643 671,23 руб. ДД.ММ.ГГГГ истец получил ответ из которого следовало, что все обязательства, связанные с выплатой по векселю несёт векселедатель - ООО «ФТК», а банк является лишь домицилиатом - лицом осуществляющим в месте платежа платёж по векселю в случае поступления денежных средств. В расторжении договора и выплате уплаченной по договору суммы было отказано. Также ДД.ММ.ГГГГ истец получил от ответчика копию векселя ФТК № от ДД.ММ.ГГГГ, из которой следовало, что вексель выпущен в г. Москве, лицом, обязавшимся безусловно уплатить по данному векселю сумму в 1 817 202,38 руб. является Общество с ограниченной ответственностью «Финансово-торговая компания», г. Москва, ул. Электрозаводская, д. 33, стр. 5, офис 614, местом платежа является «АТБ» (ПАО), г. Москва, Вознесенский переулок, д. 11, стр.1. Позже истцу стало, что денежные средства по договору купли-продажи простых векселей истец перечислял не в форме банковского вклада в Банк ПАО «АТБ», а приобрёл простой вексель, векселедателем которого является неизвестное юридическое лицо, о котором работники ответчика ему ничего не сообщали, не уведомляли и ни разу не упомянули при заключении вышеуказанных сделок. При заключении договора купли-продажи простых векселей №В от ДД.ММ.ГГГГ истец действовал под влиянием заблуждения, которое было настолько существенным он разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершил бы сделок, зная о действительном положении дел. Так, действиями работников Банка истец был введен в заблуждение относительно того, что имеется иное лицо - общество с ограниченной ответственностью «Финансово-торговая компания», находящееся в г. Москве, которое напрямую связанно со сделкой купли-продажи векселя. Он заблуждался относительно предмета сделки и лица, связанного со сделкой, полагая, что векселедателем является именно Банк, работники которого настоятельно рекомендовали воспользоваться именно банковским продуктом - простым векселем; полагал, что по истечению срока лицом, обязанным произвести платеж по векселю также будет являться Банк, о том, что требование оплаты по векселю истец может предъявить только третьему лицу, о существование которого до получения уведомления о невозможности совершения платежа, ему известно не было, работник Банка перед заключением сделки ему не разъяснял. Кроме того, с учетом значительного расстояния и разницы во времени между Камчатским краем, где заключен оспариваемый договор купли-продажи простых векселей и г. Москва, где составлен простой вексель серии ФТК № от ДД.ММ.ГГГГ, а также г. Благовещенском, где проставлен оттиск печати Банка на индоссаменте, но при этом отсутствует подпись индоссанта, полагал, что в момент заключения оспариваемого договора ответчик не являлся законным векселедержателем указанного векселя и не имел законных оснований для его продажи, в то время как истец заблуждался относительно права ответчика продавать указанный вексель, полагаясь на добросовестность Банка. Полагает, что ввиду недействительности сделки, заключённой истцом под влиянием заблуждения, стороны должны вернуть все полученное по сделке.
     Истец Ф.И.О.1 и его представитель Ф.И.О.2 в судебном заседании исковые требования от 19.02.2019 поддержали полностью и просили их удовлетворить по основаниям, приведенным в исковом заявлении.
При этом Ф.И.О.1  дополнил, что ранее он никогда не покупал векселя. У него были вклады на счету в «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО). Он в течение 10 лет пользовался банковской услугой по вкладам, поэтому он доверял юристам банка. Ранее проценты по вкладу составляли 9,1%. Менеджер банка пояснила, что вексельный вклад более выгодный, так там выше процент. Денежные средства, уплаченные за вексель, находились на счету в «АТБ». Денежные средства с одного вклада он перенес на другой, в «АТБ». Распоряжение о переводе денежных средств ООО «ФТК», он не давал. Презентация компании ООО «ФТК» менеджером банка не производилась. Все действия совершались от имени банка «АТБ», поэтому он полагал, что плательщиком по договору, как и ранее, будет банк. Копии векселей были выданы ему в августе 2018. Подлинники векселей до настоящего времени находятся у ответчика, ему не передавались. Если бы он понимал смысл данной сделки, то он бы отказался от ее заключения.
     Представитель истца Ф.И.О.2 в судебном заседании дополнил, что истец существенно заблуждался относительно природы сделки, которая повлекла иные правовые последствия, чем те, которые истец действительно имел ввиду, а также относительно лица, которое обязано оплачивать по договору купли-продажи. Истец не имел намерений вкладывать свои денежные средства в приобретение ценной бумаги, выпущенной ООО «ФТК. Данное заблуждение сформировалось у истца вследствие намеренного умолчания работников Банка об обстоятельствах, которые они должны и обязаны были сообщить перед заключением договора купли-продажи при той добросовестности, какая требовалась от ответчиков в отношении своих клиентов. Презентация ООО «ФТК» позволила бы истцу понять природу сделки, определить границы ответственности банка. Сопровождение сделки осуществлял работник банка, сделка заключалась в операционном офисе банка «адрес». Содержание векселя не могло быть известно истцу. Декларация о рисках также не содержит полной информации о векселедателе.
     Ответчик «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) (далее по тексту Банк), надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, представителя в суд не направил, исковые требования не признал в полном объеме по основаниям изложенных в возражениях на иск, согласно которым полная информация до истца была доведена путем изложения ее в договоре купли-продаже простого векселя и приложенных к нему документов. Кроме того, при подписании данных документов именно истец должен был действовать с осторожностью и осмотрительностью, что не допустило бы наступления последствий, связанных с заключением договора. До августа 2018 года истец никаких действий к расторжению договора не принимал. 10.08.2018 истец обратился с требованием о расторжении договора купли-продажи векселей, что дает основание полагать, что истец при подписании оспариваемых договоров понимал существо заключаемых сделок.(л.д. 42-44).
Третье лицо Общество с ограниченной ответственностью «Финансово-Торговая компания» (далее по тексту – ООО «ФТК») о времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом, в поступившем в суд отзыве просили рассмотреть дело в отсутствие его представителя. Согласно представленному отзыву, «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) приобретал у ООО «ФТК» ценные бумаги для продажи их третьим лицам, при этом не сообщал ему данные векселедержателей. (л.д. 99).
Учитывая, что судом приняты все меры к извещению лиц, участвующих в деле, суд, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, счел возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.
     Выслушав истца и его представителя, исследовав представленные доказательства и оценив их по правилам ст.67 ГПК РФ, суд приходит к следующему.

     Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 33, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» при рассмотрении споров необходимо иметь в виду, что вексельные сделки регулируются нормами специального вексельного законодательства. Вместе с тем данные сделки регулируются также и общими нормами гражданского законодательства о сделках и обязательствах (статья 153 - 181, 307 - 419 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исходя из этого, в случаях отсутствия специальных норм в вексельном законодательстве судам следует применять общие нормы Кодекса к вексельным сделкам с учетом их особенностей (пункт 1).
     В силу статей 128, 130, 142, 143 Гражданского кодекса Российской Федерации вексель является документарной ценной бумагой, которая является объектом гражданских прав и относится к движимому имуществу.
     На основании пунктов 1, 2 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
     К купле-продаже ценных бумаг и валютных ценностей положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если законом не установлены специальные правила их купли-продажи.
В силу пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
     Как предусмотрено пунктом 2 данной нормы при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:
1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;
4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.
     По смыслу приведенных положений статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка может быть признана недействительной, если выраженная в ней воля участника сделки неправильно сложилась вследствие заблуждения, и поэтому сделка влечет иные, а не те, которые он имел в виду в действительности, правовые последствия, то есть волеизъявление участника сделки не соответствует его действительной воле. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность, кроме того, на существенное заблуждение указывает и то, что сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой.
    Из объяснений истца  Ф.И.О.1  судом установлено, что он, являясь клиентом банка, 09.04.2018 обратился в банк с целью переоформить вклад, находящийся в ПАО «АТБ». Сотрудником банка ему было предложено приобрести простой вексель, как некий банковский продукт, вложение денежных средств в который, являлось наиболее выгодным, чем вложение денег во вклад, который был заключен ранее. Заключая сделку, он полагал, что вступает в правоотношения с банком, и что лицом, обязанным по сделке, будет являться Банк, поскольку он вкладывает деньги именно в банковский продукт (размещение денег во вклад). При этом банк не акцентировал его внимание на том, что лицом, ответственным за оплату векселя, будет являться иное юридическое лицо ООО «ФТК», с которым у него не имеется никаких правоотношений и вступать в которые он намерения не имел. О наличии своего заблуждения относительно подмены банком понятий о заключении договора о продлении вклада и продажей векселя банком в качестве посредника он узнал только тогда, когда получил уведомление Банка о невозможности совершения платежа.
     Согласившись с таким предложением банка,  Ф.И.О.1 заключил с ответчиком соответствующий договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ №В в ПАО «АТБ» простого веселя серии ФТК №, на вексельную сумму 1 817 202,38 рублей, со сроком платежа не ранее ДД.ММ.ГГГГ стоимостью векселя в рублях 1 643 671,23 руб. (л.д. 21-22).
     Кроме того, ДД.ММ.ГГГГ подписаны акт приема-передачи векселя, договор хранения векселя и акт приема-передачи векселя к договору хранения.(л.д. 23, 25-26, 27).
ДД.ММ.ГГГГ в качестве оплаты по договору купли-продажи простых векселей №В от ДД.ММ.ГГГГ денежная сумма в размере 1 643 671,23 руб. была переведена со счета Ф.И.О.1 №, открытого в «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО), на счет «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) (л.д.24).
     По условиям заключенных с Ф.И.О.1 договора купли-продажи (пункты 6.4, 6.4.1, 6.4.2, 6.4.3) продавец «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) действует от своего имени, а не от имени или по поручению ООО «ФТК», как юридическое лицо, имеющее право владения активами (векселями), ведущее коммерческую деятельность, для чего обладает необходимыми разрешениями и лицензиями, исполнение обязательств не противоречит учредительным документам, законам и соглашениям.
     Денежные средства в качестве оплаты по договору купли-продажи простых векселей также переводились Ф.И.О.1  на расчетный счет «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО).
     До заключения указанных договоров, вопреки п.4 Порядка взаимодействия между ООО «ФТК» и «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО), сотрудники банка также не использовали презентацию о ООО «ФТК», не доводили до  Ф.И.О.1 скрипт-предложение ООО «ФТК» (приложение 8 к Порядку).
Исследовав условия Порядка взаимодействия между ООО «ФТК» и «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) суд приходит к выводу, что заключение между истцом и ответчиком договора срока хранения векселя не подтверждает передачу векселя  п Ф.И.О.1 по договору купли-продажи.
     Так, согласно п. 5.1.1.2 Порядка взаимодействия между ООО «ФТК» и «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) заявка о возможности выпуска векселя должна быть направлена не позднее, чем за два рабочих дня до даты проведения сделки.
     Таким образом, не менее чем за два дня до заключения сделки «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) должен был получить от Ф.И.О.1 согласие на ее заключение и направить заявку в ООО «ФТК».
     Однако по утверждению истца, в банк он обращался один раз по истечении срока договора банковского вклада. В это же день был составлен договор купли-продажи простого векселя.
     В связи с чем, суд считает, что вопреки п. 5.1.1.2 Порядка взаимодействия между ООО «ФТК» и «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) заявка о возможности выпуска векселя с указанием информации о  Ф.И.О.1 не подавалась.
     Согласно п.5.1.13 Порядка приобретение векселя Банком и продажа векселя Клиенту осуществляется в течение 1 рабочего дня.
     Учитывая отдаленность г. Елизово Камчатского края от г. Москвы и существенную разницу в часовом поясе, суд приходит к выводу, что при заключении упомянутого выше договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ в г.Елизово векселя № от ДД.ММ.ГГГГ не существовало.
     На основании изложенного, суд приходит к выводу, что в нарушение п. 5.1.13 Порядка копии векселей одновременно с копией договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ Ф.И.О.1 не передавались.
     При таких обстоятельствах Ф.И.О.1 не могло быть известным, что фактическим векселедателем по договору является ООО «ФТК».
     Анализ содержания копий простого векселя, представленного истцом (л.д.30), и копии простого векселя, представленные ответчиком (л.д.74), позволяет суду прийти к выводу о том, что передаточная надпись и подпись индоссанта «Без оборота на меня» была внесена банком после передачи копии векселя истцу, так как в копии векселя, переданного истцу, такая подпись отсутствует.
     Также до Ф.И.О.1 не была доведена информация о том, что погашение (оплата) векселя осуществляется ООО «ФТК», и находится в прямой зависимости о платежеспособности данной компании, и что при отсутствии достаточной суммы для оплаты векселя на счету ООО «ФТК» «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) откажет ему в платеже.
Доказательства обратного ответчик суду не представил.
    10 августа 2018 года  Ф.И.О.1 направил «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО) уведомление о расторжении упомянутого выше договора купли-продажи векселя и возврате уплаченных по нему денежных сумм (л.д.28).
     В августе 2018 года истцом получено уведомление банка о невозможности совершения платежа ввиду того, что векселедатель ООО «ФТК» не исполнило в установленный срок своей обязанности по перечислению денежных средств для оплаты векселей, а также не имеет на расчетном счете, открытом в «Азиатско-Тихоокеанский банк» (ПАО), денежных средств, которые должны направляться на исполнение обязательств по погашению (оплате) векселей перед векселедателем. (л.д. 29).
     Таким образом, материалами дела достоверно подтверждается, что волеизъявлением истца являлось вложение денежных средств именно в банковский продукт, при этом, ни договор купли-продажи простого векселя, ни документы, прилагаемые к нему, в частности, декларация о рисках, не позволяли истцу при его подписании в полной мере осознавать правовую природу данной сделки и последствия ее заключения.
     При таком положении, совершая действия по заключению договоров купли-продажи от 09.04.2018, Ф.И.О.1  находился под влиянием заблуждения. При этом данное заблуждение являлось существенным, поскольку при заключении вышеназванного договора истец, не имея намерения приобрести ценную бумагу, выпущенную ООО «ФТК», заблуждался относительно природы сделки, а также лица, обязанного оплачивать вексель, полагая, что вексель является формой банковской услуги по сбережению денежных средств вкладчиков банка.
     Кроме того, на основании представленных в материалы дела доказательств следует, что заблуждение у истца сформировалось, в том числе по причине намеренного умолчания работников банка об обстоятельствах, о которых они должны были сообщить истцу перед заключением договора купли-продажи при той добросовестности, какая требовалась от ответчика в отношении своих клиентов, которые хранят в банке свои денежные средства (сбережения).
     Данная ошибочная предпосылка заявителя на заключение договора банковского вклада, имеющая для него существенное значение, послужила основанием к совершению оспариваемой сделки, которую он не совершил бы, если бы знал о действительном положении дел.
     При таких обстоятельствах договор купли-продажи простого векселя от ДД.ММ.ГГГГ №В, стоимостью 1 643 671, 23 рублей, на вексельную сумму 1 817 202,38 рублей, со сроком платежа не ранее ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между сторонами, является недействительным на основании статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.
     Согласно пункту 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
     В порядке применения последствий недействительности сделки суд взыскивает с «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) в пользу истца денежные суммы, уплаченные по договору от ДД.ММ.ГГГГ в размере 1 643 671,23 рублей.
     Поскольку подлинник векселя истцу не передавался и находится у ответчика «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО), то он подлежит оставлению у ответчика.
     Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ И Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 04.12.200 № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судом споров, связанных с обращением векселей», сделки, на основании которых вексель был выдан или передан, могут быть признаны судом недействительными в случаях, предусмотренных Кодексом. Признание судом указанных сделок недействительными, не влечет недействительности векселя, как ценной бумаги, и не прерывает индоссаментов. Последствием такого признания является применение общих последствий недействительности сделки непосредственно между ее сторонами (ст. 167 ГК РФ).
     Поскольку сделка купли-продажи между «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) и Ф.И.О.1 , отраженная в векселе № серии ФТК путем проставления индоссамента, является недействительной, то в целях применения последствий недействительности по сделке следует также аннулировать запись о таком индоссаменте.
     Таким образом, следует аннулировать индоссаменты (передаточные надписи) в простом векселе № серии ФТК на сумму 1 817 202 рубля 38 копеек от ДД.ММ.ГГГГ «платите приказу Ф.И.О.1».
     В силу части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
     Судом установлено, что истец при обращении в суд понес расходы по оплате государственной пошлины в размере 16 718 рублей, что подтверждается чеком-ордером от ДД.ММ.ГГГГ. (л.д. 20).
     Поскольку исковые требования истца подлежат удовлетворению, то в силу статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с ответчика в пользу истца подлежат возмещению судебные расходы на оплату государственной пошлины в размере 16 718 рублей.
     Руководствуясь ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд
Р Е Ш И Л :
иск Ф.И.О.1 к «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки удовлетворить полностью.
Признать недействительным договор купли-продажи простых векселей №В, заключенный ДД.ММ.ГГГГ между «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) и Ф.И.О.1 .
     Взыскать с «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) в пользу Ф.И.О.1 денежные средства в размере 1 643 671 рубля 23 копеек, уплаченные по договору купли-продажи простых векселей №В от ДД.ММ.ГГГГ.
     По вступлению в законную силу решения суда простой вексель № серии ФТК на сумму 1 817 202 рубля 38 копеек от ДД.ММ.ГГГГ оставить в распоряжении «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО).
     Аннулировать индоссамент (передаточную надпись) в простом векселе № серии ФТК на сумму 1 817 202 рубля 38 копеек от ДД.ММ.ГГГГ «платите приказу Ф.И.О.1».
     Взыскать c «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ПАО) в пользу  Ф.И.О.1 государственную пошлину в размере 16 718 рублей.
    

 

Судья М.В. Калугина

Мотивированное решение составлено 18.03.2019.

Источник: http://sudact.ru

 

 





Версия для печати Версия для печати Версия для MS Word Версия для MS Word Теги Защита прав потребителей